Главная » 2015 » Апрель » 30 » Документы пещеры писем
13:43
Документы пещеры писем

 За два сезона раскопок 1960 и 1961 гг. были обнаружены 64 документа (в 1960 г.-16; в 1961 г.-48) на еврейском, арамейском, набатейском и греческом языках.
 Употребление этих языков в деловой переписке одних и тех же лиц свидетельствует о сосуществовании их в повседневной жизни. Документы эти еще не изданы, за исключением опубликованного проф. Б. Лифшицем одного письма Бар-Кохбы на греческом языке; содержание их в общих чертах известно из предварительных сообщений будущих первоиздателей: Ядина (документы на еврейском, арамейском и набатейском), Полоцкого и Лифшица (документы на греческом).
* * *
В этих предварительных сообщениях лишь некоторые небольшие документы процитированы полностью. Они дают яркое представление о неизбежных трудностях, с которыми связана работа над письмами и записками, где содержатся реалии и намеки, понятные только самим корреспондентам. Например, одно коротенькое арамейское письмо Бар-Кохбы гласит: "Письмо Шимеона бар-Косибы. Мир. Ионатану, сыну Беая. Все, что Элиша скажет тебе, – выполни. Будь здоров". Ионатан, сын Беая (или Беаяна) известен нам из других документов. Это один из военачальников крепости Эйн-Геди, расположенной на северо-западном побережье Мертвого моря, в 6 км севернее Нахал-Хе'вер, где этот архив был найден. Но кто такой Элиша и каков характер его поручения, разумеется, останется для нас тайной.
* * *
Из других кратких письменных распоряжений Бар-Кохбы в критическое для восстания время выступает образ немногословного и решительного вождя. Так, среди связки папирусов, найденных в 1960 г., имеются четыре исписанные деревянные дощечки. Кстати, несмотря на распространенность такого вида писчего материала, это первый случай находки в Палестине письма на дереве. Найденные дощечки являются частями одной исписанной дощечки, которую разбили на куски, чтобы уместить в связку папирусов. Места соединения кусков были помечены особой меткой – X. На дощечках сохранились три письма-распоряжения Бар-Кохбы. В одном из них Ионатану и Масабале предписывается конфисковать пшеницу, принадлежащую некоему Тахнуну бар-Йишмаэлю, и часть этой пшеницы доставить под охраной. В конце содержится угроза:
* * *
"А если вы так не сделаете, будете подвергнуты наказанию". В другом распоряжении Бар-Кохба угрожает наказать всех жителей Текоа52, занимающихся ремонтом своих домов. Наконец, в третьем.распоряжении отдается приказ задержать некоего Йешуа бар-Тадморайа, отобрать у него меч и под охраной доставить этого человека Бар-Кохбе.
* * *
Многое в этих распоряжениях остается загадкой:
* * *
чем провинился Йешуа бар-Тадморайа? Почему ремонт домов жителями Текоа вменяется им в вину? Одно, однако, ясно. Продовольственное положение повстанческой армии Бар-Кохбы на последнем этапе восстания было крайне тяжким. Поэтому из поля зрения Бар-Кохбы не ускользает пшеница, принадлежащая в чем-то провинившемуся Тахнуну. Может быть, и жители скотоводческо-земледельческого поселения Текоа провинились тем, что не доставили армии вовремя и в нужном количестве продовольствие?
* * *
Об особом внимании Бар-Кохбы к продовольственной проблеме свидетельствует также его письмо с решительным требованием немедленно произвести досрочную жатву лишь частично созревшего урожая (или, по мнению Ядина, сжать только урожай с уже созревших полос) и собранное зерно направить армии. В этой же связи любопытен большой документ (9,5x19 см) на еврейском языке, адресованный Бар-Кохбой "людям Эйн-Геди" и их начальникам, известным уже нам Ионатану и Масабале. Только четыре строки этого документа (из 14) предварительно опубликованы Ядином (рис. 15), но он сообщает в общих чертах содержание документа. Эйн-Геди был, очевидно, экономическим и административным центром всего района, прилегавшего к восточному побережью Мертвого моря. Эйн-Геди поддерживал тесные экономические связи с соседними сельскохозяйственными районами и был местом отгрузки продуктов и снаряжения для повстанческой армии. В рассматриваемом документе Бар-Кохба бросает горький упрек военачальникам Эйн-Геди, не выполнившим приказ об отгрузке продовольствия. Здесь говорится: "В благоденствии вы живете, питаетесь из доходов дома Израилева, но нисколько не заботитесь о своих братьях".
* * *
В одном документе Бар-Кохба приказывает конфисковать все имущество некоего Элеазара, сына Хитты, а самого его арестовать и доставить к Бар-Кохбе "немедленно, до наступления субботы". Удастся ли когда-нибудь узнать причину столь суровых мер? В контрактах на аренду и субаренду земли, найденных в 1961 г., встречается имя Элеазара, сына Элеазара, сына Хитты. Возможно, что эти контракты помогут по нять причину конфискации имущества и ареста Элеазара, сына Хитты.
* * *
Среди находок 1961 г. преобладают документы делового характера. О так называемом "архиве Бабаты" речь будет ниже. Сейчас мы коснемся контракта на аренду и субаренду земли, свидетельствующего об аграрной политике Бар-Кохбы. Согласно арамейскому документу, датированному "днем первым, месяца ийара года первого освобождения Израиля [под руководством Шимео] на бар-Косибы, князя Израиля", некий Элиэзер, сын Самуила, арендует у Хорина, сына Йишмаэля, одного из должностных лиц администрации Бар-Кохбы, участок зернового поля и вносит ему сумму арендной платы. Имя этого арендатора встречается в другом арамейском документе от того же первого года восстания, где он выступает уже как покупатель огородного участка.
* * *
Любопытна судьба самого документа. В свое время он был свернут в трубку и вложен в круглый тростниковый футляр. С течением времени свернутый папирус слипся сам по себе и, кроме того, прилип к внутренним стенкам футляра. Малейшая оплошность при развертывании грозила документу гибелью. Выход был найден с помощью "операции" нейрохирургическими методами, которую произвел нейрохирург Иерусалимской больницы. Сорок пять минут длилась эта необычная, тончайшая и "опасная" операция в присутствии взволнованных проф. Ядина, нашедшего папирус, проф. Биберкраута, известного реставратора древних рукописей, и д-ра Амирама – секретаря археологической экспедиции. "Операция удалась блестяще,- замечает по этому поводу Ядин, – но больной почти мертв". Дело в том, что во многих местах документ был изъеден. Однако основное его содержание, к счастью, удалось установить.
* * *
Через полтора года имя Элиэзера, сына Самуила, снова встречается в новых и на этот раз запутанных сделках. В большом документе, составленном в Эйн-Геди на еврейском языке (папирус прекрасной сохранности, размером 27x10 см, насчитывает 33 строки и более 200 слов текста), датированном "днем двадцать восьмым, месяца мархешвена, третьего года Шимеона бар-Косибы, князя Израиля", зафиксировано следующее соглашение. Четверо арендаторов, ранее коллективно арендовавших участки земли у должностных лиц Бар-Кохбы, ныне делят арендованные земли на две части. Одну часть сохраняют в коллективной аренде два живущих в Эйн-Геди гражданина города Лухит (к востоку от Мертвого моря), другую-два известных уже нам гражданина Эйн-Геди: Элеазар, сын Элеазара, сын Хитты, а также Элиэзер, сын Самуила.
* * *
Не прошло и двух дней, как еще один большой документ из 34 строк (размером 22 x5,5 см, почерк того же писца, что и в предыдущем документе), датированный "днем вторым, месяца кислев, года третьего Шимеона бен-Косибы, князя Израиля", зафиксировал еще одну сделку: Элеазар, сын Элеазара, сына Хитты, сдает в субаренду своему компаньону по аренде Элиэзеру, сыку Самуила, участок зернового поля и огорода из арендованной имя сообща земли. При этом устанавливаются границы сдаваемого в аренду участка, срок аренды, условия. Так, в контракте оговорено, что субарендатор вправе беспрепятственно сеять, жать и собрать урожай. Создается впечатление, что Элеазар, сын Элеазара, присвоил себе функции Бар-Кохбы – верховного распорядителя государственных земель в период восстания.
* * *
Наконец, еще в одном документе, датированном тем же числом, т. е. "днем вторым кислева", наши компаньоны сдают неизвестному до сих пор лицу в аренду участок из оставшейся у них в общем пользовании арендованной земли.
* * *
Таким образом, эти три документа отражают четыре вида последовательно заключенных сделок с арендованной у правительства землей. Вначале четыре человека арендуют у должностного лица Бар-Кохбы землю, которая находится у них в коллективной аренде. Затем коллектив арендаторов распадается на две группы, по два человека в каждой. Далее один из компаньонов сдает своему партнеру по аренде участок как бы в субаренду. Наконец, оба партнера сдают в субаренду третьему лицу часть оставшейся у них в совместной аренде земли.
* * *
Имеется ли какая-нибудь связь между сделками, в которых фигурирует Элеазар, сын Элеазара, сына Хитты, и приказом Бар-Кохбы об аресте Элеазара бар-Хитты и конфискации его имущества? Разумеется, до полного опубликования этих документов невозможно даже пытаться ответить на этот, как и на многие другие возникающие вопросы.
* * *
В связи с документами из Вади-Мураббаат и На'хал-Хе'вор Ядин высказал интересное предположение, что аграрная политика Бар-Кохбы была направлена против концентрации больших участков земли в немногих руках. Рассмотренные же документы об аренде и субаренде свидетельствуют, по мнению Ядина, о попытках обойти эту политику путем скупки и субаренды – иными словами, об обмане государства.
* * *
Необходимо отметить также интересную особенность одного арамейского контракта на сдачу в аренду земли администрацией Бар-Кохбы: арендная плата вносится трижды в год обусловленными в контракте частями в точно установленные сроки. Документ датирован "днем первым месяца ийара, года первого освобождения Израиля под руководством Шимеона бар-Косибы, князя Израиля". Как известно, точная дата начала восстания и, следовательно, исчисление эры и лет восстания являются нерешенной в науке проблемой. По мнению Ядина, благодаря указанным в документе точным срокам взносов арендной платы, возможно, удастся установить взаимоотношение между сельскохозяйственными годами и годами правления Бар-Кохбы.
* * *
Датировке восстания может помочь также одно из арамейских писем Бар-Кохбы. Вождь восстания предписывает доставить в действующую армию лимоны и пальмовые ветви ("этрогим" и "лулавим"). Согласно давно возникшему народному обычаю, в осенний праздник "суккот" народ, собиравшийся в храме, держал в руках пальмовые ветви и лимоны. Иосиф Флавий рассказывает, как однажды во время такого празднества народ, собравшийся в храме, забросал лимонами царя Александра-Янная. Пальмовая ветвь была эмблемой Иудеи. На монетах, выпущенных Бар-Кохбой, чеканились пальмовая ветвь и лимон. Римляне, подавив восстание 66-73 гг., также чеканили на своих победных монетах "Иудея побежденная" (Judaea capta) – пальмовую ветвь. Распоряжение Бар-Кохбы о доставке лимонов и пальмовых ветвей в трагическое для восстания время, когда Иерусалим уже был захвачен римлянами, имело, по-видимому, символическое значение и ставило цель – поднять дух обреченных повстанцев. По предположению Ядина, документ составлен перед праздником "суккот" осенью 134 г., за десять месяцев до окончательного подавления восстания и падения последнего его оплота – Бейтара. В осенний праздник 135 г. Бар-Кохбы уже не было в живых.
* * *
Согласно предварительным сообщениям проф. Б. Лифшица, будущего издателя греческих текстов находки 1960 г., эти документы также содержат интересные сведения. Так, в одном письме на имя Ионатана передается приказание Бар-Кохбы о продовольственном снабжении. В другом письме на имя того же Ионатана речь идет о данном некоему Агриппе поручении вести переговоры с руководителями Эйн-Геди. В отрывках на греческом, из пещер Нахал-Цеели'м сохранился перечень имен. Некоторые из них предваряются приставкой "брат" – наименование, принятое в армии Бар-Кохбы. Среди этих "братьев" встречаются также имена неиудеев, например "брат Гай", Сеан и др. В одном из арамейских документов должностным лицам предписывается доставить в ставку некоего Тирсос бар-Тининус, также, очевидно, неиудея, о котором
Категория: Понимание Троицы | Просмотров: 442 | Добавил: vsyvera | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]