Главная » 2014 » Август » 17 » Спасение Библии с помощью науки
08:04
Спасение Библии с помощью науки
Однако богословов это не смущает, им важно сохранить центральную идею библейского рассказа о том, что мир сотворен богом. И вот здесь они пытаются подкрепить свою аргументацию ссылками на авторитет науки.
Православные богословы в своих проповедях, трудах используют для защиты Библии терминологию современного естествознания.
Образчик такой спекуляции на сложности научной терминологии мы можем найти в лекциях по «Основному богословию», которые читаются в духовных академиях и семинариях. В этом курсе лекций необходимость толкования библейских дней творения как длительных периодов, длившихся миллионы лет, а не двадцать четыре часа, богословы пробуют подкрепить данными астрономии и геологии. По этому поводу в лекциях утверждается: «Данные астрономии говорят о том, что свет большинства звезд доходит до нас в сотни тысяч световых годов, а свет звезд пошел к земле со второго дня творения. Следовательно, со второго дня творения до нашего времени прошло не менее нескольких сотен тысячелетий.
Данные геологии об образовании отложений, как каменный уголь, нефть и другие, данные о распаде атомных ядер, например урана, говорят за то, что для вышеуказанных образований потребовались огромные периоды времени».
Эта аргументация православных богословов может произвести впечатление только на малообразованного верующего. В действительности она не решает проблемы и не спасает священное писание. Более того, она внутренне противоречива и не соответствует как духу Библии, так и духу естественнонаучных открытий. Эта аргументация полностью противоречит духу библейской концепции сотворения мира богом. Ведь согласно вероучению православия, сотворение мира — это великое чудо. И всемогущий чудотворец-бог мог сотворить мир и в течение обычных двадцатичетырехчасовых суток. Мог даже сотворить мир и в течение одного дня, ибо он всемогущ. Но богу почему-то понадобилось на это шесть дней. Почему именно шесть дней, а не один, не два, не четыре — это его собственное желание, смысл которого «поврежденный в самом существе своем слабый человеческий разум» постигнуть не может.
Далее, эта богословская аргументация противоречит и данным самой науки. Дело ведь не в том, как мы будем исчислять библейские дни творения, часами или миллионами лет. Естествознание не устанавливает шести периодов (или «времен») в развитии вселенной. Дело обстоит значительно сложнее. Вечно развивающийся мир вечен во времени и бесконечен в пространстве. Концепция шести периодов в развитии вселенной так же несостоятельна, как и концепция шести библейских дней творения.
При этом надо отметить, что самого богослова нисколько не волнует внутренняя противоречивость его аргументации. 
Ему важно щегольнуть псевдонаучной аргументацией, сослаться на астрономию, геологию, а при случае и на другие науки. Здесь тонкий расчет. Богослов знает, что авторитет науки в наши дни высок, ее достижения— достояние не только избранных, но и самых рядовых людей. Как уже говорилось, верующий человек из радиопередач, газет, журналов, из разговоров со знакомыми, как правило, уже знает о научных открытиях, о научной терминологии. И у него невольно возникает мысль, что его духовный пастырь, использующий терминологию современного естествознания, идет в ногу со временем. 
В сознании верующего невольно рождается иллюзия того, что наука не противоречит религии, если священник прибегает к научным доводам, к ссылкам на науку.
По-видимому, этот метод представляется современным православным богословам неуязвимым. Они его активно используют для маскировки противоположности науки и религии и утверждения своего тезиса о гармонии веры и знания. С его помощью они пытаются найти точки соприкосновения между современным естествознанием и библейской картиной сотворения мира, обосновать тезис о том, что наука подтверждает Библию. Вот, например, в тех же лекциях по основному богословию истолковывается знаменитая библейская фраза: «Да будет свет». «Огромную роль в образовании и организации первоматерии несомненно играл свет, основная форма космической материи. В основе самой материи находятся различные физические формы энергии. Основной же вид первоэнергии, названный в Библии при творении мира «светом», по всей вероятности, и послужил образованию основных частиц материи (электронов, протонов, атомов и др.)».
Пусть это не имеет никакого отношения к Библии. Пусть в Библии нет таких терминов, как первоматерия, физические формы энергии, электроны, протоны, атомы. Зато они есть у православных богословов, они используются ими в проповедях, в богословских трудах о Библии. Их слышит верующий, часто ему недосуг заглянуть в Библию, и он на веру принимает доводы своих пастырей. Задача богословов по маскировке противоположности науки и религии в определенной степени выполнена.
С помощью того же метода богословы интерпретируют и следующий, второй период библейского творения: «Во второй день (период творения) безбрежная космическая масса получила распределение в мировом пространстве с пустотами между ее отдельными частями». В своей подделке под научную аргументацию здесь богословы явно перестарались. Утверждение о «пустотах» находится в противоречии с данными физики поля и современными представлениями о взаимосвязи материи и пространства.
Согласно богословской концепции, в библейском мироустройстве находит себе место и центральная идея — идея закономерного развития мира. Как сообщается в лекциях по основному богословию, «с третьего дня творения и в последующие дни наряду с творческим словом божиим в действие вступают естественные силы природы; бог наделяет природу законами (и силами) к постепенному развитию всего многообразия органических форм, переходя от низших форм к высшим».
Эти утверждения православных богословов лишены какого-либо научного обоснования, к Библии они также не имеют никакого отношения. Эта аргументация представляет собой чистейшую спекуляцию на сложности проблем современного естествознания, спекуляцию на малограмотности части верующих. С помощью этого метода православные богословы пытаются совместить современные научные представления о мироздании с наивной библейской легендой о сотворении мира богом. Но идея сотворения мира совершенно чужда и враждебна науке. Хорошо об этом сказал австрийский философ-марксист Вальтер Холичер: «Эта идея отрицает природу как бытие, понимаемое в постоянном закономерном становлении, и отрицает тем самым познаваемость природы, способность человека понять и изменить ее».
Спекуляция на псевдонаучной терминологии нужна православным богословам для того, чтобы убедить современных веруюших в том, что наука якобы подтверждает религиозную концепцию о сотворении мира богом. Ибо это одна из центральных идей религии, от которой она отказаться не может. Православные богословы ясно осознают, что «от решения вопроса о происхождении вселенной и самого человека зависит правильное определение человеком своего положения в мире и своего нравственного назначения, а вместе — то или иное понимание всей истории человечества». Этот вопрос очень важен для православия. Ведь если человека удастся убедить в том, что мир создан для него всемогущим и всемилостивейшим богом, то ему уже будет легче внедрить в сознание и другую центральную идею религии: о том, что человек всецело зависит от бога и цель человека в жизни — искать примирения с богом, заслужить милость божию.
Поскольку от идеи сотворения мира богом религия отказаться не может, она ее всячески защищает, обосновывает, аргументирует. Одним из методов защиты библейской концепции сотворения мира является метод использования псевдонаучной терминологии. Попытка современных православных богословов обращаться — к авторитету науки, спекулировать на авторитете современного естествознания лишний раз говорит о том кризисе, в который зашла религия в наши дни.
Категория: Восточные Отцы IV века | Просмотров: 1128 | Добавил: vsyvera | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]