Главная » 2015 » Октябрь » 24 » Метод замалчивания научных открытий
17:05
Метод замалчивания научных открытий
Как мы уже говорили, несмотря на все свои преимущества и большие возможности, метод символического толкования «священного писания» опасен для православного богословия. К тому же не во всех случаях его можно употребить. Есть проблемы, которые наукой решены столь убедительно и обоснованно, что ни символически истолковать их, ни спекулировать ими религия не может. К таким проблемам относятся, например, происхождение человека, возникновение религии и т. д.
Дарвинизм, работы Ф. Энгельса о роли труда в процессе возникновения человека, многочисленные археологические раскопки, данные этнографии, языкознания и других наук показали полную несостоятельность богословской концепции сотворения человека богом и об изначальности религии в истории человеческого общества. 
Возражать против открытий этих наук невозможно, сколько-нибудь серьезной аргументации у богословов нет. Библейские положения о сотворении человека богом никак не согласуются с эволюционным учением. В то же время библейская концепция о сотворении человека настолько недвусмысленна, что как-то символически ее истолковать нельзя. В данном случае православные богословы ищут спасение своей точки зрения с помощью метода замалчивания научных открытий, опровергающих религиозное вероучение.
 Православные богословы делают вид, будто наука ничего особенного в решении проблемы происхождения человека не добилась, что богословская концепция изначальности религии сохраняет свою истинность, что Библия права. 
Согласно этой концепции, религия дана людям самим богом в момент сотворения им первого человека.
Эта концепция заимствована православием из католического богословия. Создателями одной из таких «теорий» были католические богословы В. Шмидт и В. Копперс. Ловко подтасовывая факты, они утверждали, что уже у первобытных народов было четкое представление о едином боге. Этот вывод не соответствовал действительному положению дел. Ведь известно, что народы, в силу целого ряда причин отставшие в своем развитии, верят во многих богов, причем каждое племя верит в своих собственных. Однако католические богословы упорно продолжали доказывать, что первоначальна эти народы верили все же в единого бога, напоминающего библейского Саваофа, а затем впали в заблуждение и придумали себе ложных богов.
Отметим, что имеется совпадение точек зрения русской православной церкви и католицизма в вопросе о возникновении религии. Вот одно из высказываний современных православных богословов о происхождении религии:
«Человек, по свидетельству откровения, обладал вначале способностью к непосредственному богопознанию и властью над тварным миром. Духовная катастрофа (грехопадение) изменила его естество и роковым образом повлияла на отношение человека к богу, между небом и землей легла пропасть. Природа стала для человека враждебной силой, с которой он принужден был вести борьбу не на жизнь, а на смерть. Следствием грехопадения явилась духовная смерть, прекращение богообщения. Жажда этого богообщения продолжала, однако, жить в падшем человечестве. Религия пыталась связывать то, что было разорвано грехом.
В сознании древних людей, как следствие первоначального откровения, была еще вера в единого творца мира. Но постепенно, с ростом греховности, эта вера у многих народов стала исчезать, заменяясь поклонением силам природы, что вело к еще большему моральному падению (Римл., 1, 21 и след.)».
В курсе лекций по основному богословию также утверждается, что «первоначальной религией был монотеизм (единобожие), полученный человеком в первобытном, невинном состоянии, а затем этот монотеизм затемнялся и деградировал в политеизм (многобожие)»,
А в «Полном православном богословском энциклопедическом словаре» прямо говорится, что «религия есть искони присущая человеку потребность общения с богом» и что, «явившись на земле вместе с человеком как существом богоподобным, (она) имела в жизни его исключительное значение». Таковы исходные положения православных богословов, обосновывающие идею об изначальности религии, они пытаются снять проблему возникновения и развития религии, утвердить тезис о его вечности.
Точно так же православные богословы стараются пройти мимо научных открытий, решающих проблемы возникновения человека, убеждают верующих в том, что библейская концепция сотворения человека богом не противоречит науке и не опровергается ее данными. В этом вопросе современные православные богословы сохраняют верность своим дореволюционным коллегам. В своих толкованиях «Пространного христианского катихизиса» священник П. Песоцкий писал: «Человек есть непосредственное творение божие, совершенно отличное от всех других творений». Современные православные богословы также твердят: «Первые люди были созданы духовно телесными существами».
Проблемы происхождения человека и возникновения религии чрезвычайно актуальны, так как касаются кардинальнейших сторон религиозного мировоззрения. Богословы прекрасно понимают значительность и важность для религиозного вероучения тезиса о сотворении человека богом. Ведь если правилен тезис о том, что человек создан богом, то акт творения предопределяет все поведение людей. Они должны быть благодарны творцу, должны чувствовать свою зависимость от него, должны стремиться выполнять его заветы.
Столь же важен для религиозного мировоззрения и вопрос о возникновении религии. Православные богословы также прекрасно осознают, что от различных решений этой проблемы во многом зависит дальнейшая судьба религиозного вероучения.
За последнее столетие усилиями многих ученых собран колоссальный материал, дающий возможность реконструировать жизнь древнего человека, позволяющий судить о возникновении человека и его развитии. Большой материал собрали ученые и о возникновении и развитии религиозных верований. Открытия антропологов освещают основные вехи выделения человека из царства животных, исследования историков и археологов воссоздают со многими подробностями жизнь древних людей, этнографы собрали большой фактический материал, освещающий образ жизни и духовную культуру, в том числе и религию народов, отставших в силу ряда исторических причин в своем развитии. Обобщение этих и многих других открытий позволяет ученым дать глубокое и убедительное объяснение естественного формирования человека. Столь же естественным образом ученые объясняют и возникновение религии. Фактический материал, дающий основание для таких выводов, многочислен, убедителен, многократно проверен и неопровержим.
Научное объяснение происхождения человека и возникновения религии опрокидывало кардинальнейшие положения религиозного вероучения. Если человек не сотворен богом, то тогда зачем поклонение творцу? Если религия возникает естественным путем и не является даром божьим, то как доказать ее истинность? Более того, если правильно, что бог не сотворил человека и не наделил его религией, то ставится под сомнение сам факт существования бога.
Концепция же сотворения человека богом и изначальности религии ясно и недвусмысленно проводится в Библии. Христианство не может от нее отказаться, ибо это один из важнейших богословских аргументов в защиту необходимости религии и веры в бога — творца человека. Невозможно библейскую концепцию сотворения человека и изначальности религии истолковать как-то символически, иносказательно. Трудности богословской позиции усугубляются еще и тем, что невозможно опровергнуть научную аргументацию естественного формирования человека и выделения его из царства животных. Лишенные возможности символически использовать в данном вопросе Библию, не имеющие сил фальсифицировать неоспоримые научные открытия, опровергающие библейскую концепцию сотворения человека богом, православные богословы в настоящее время прибегают к методу замалчивания научных открытий в этой области. Еще 50 лет назад православные богословы обрушивались с резкой критикой на эволюционное учение, доказывали его несостоятельность, безбожие и т. д. В настоящее время эволюционное учение общепризнано, попытки доказать его несостоятельность смехотворны. И православные богословы предпочитают помалкивать, делать вид, что никаких существенных открытий о формировании человека наукой не сделано, что религиозная концепция сотворения человека богом остается единственно верной.
Ставка здесь опять-таки делается на недостаточную научную осведомленность значительного количества православных верующих. Православные богословы надеются до поры до времени сдержать распространение естественнонаучных знаний среди верующих и сохранить в их сознании религиозное мировоззрение. Верующему человеку преподносится традиционная библейская концепция сотворения человека богом, а к научным теориям в этой области воспитывается недоверчивое отношение. В проповедях, в журнальных статьях, в богословских трудах проводится линия скептического отношения к научным теориям, объясняющим возникновение человека.
Так, например, автор «Христианской апологетики», выступая против эволюционного учения, говорит: «В вопросе о происхождении человека указывалось на неудачу попытки найти действительно переходный тип между человеком и обезьяной, на какие-либо следы процесса этого перехода». Здесь богослов явно замалчивает многие факты научных открытий, рассчитывая на слабую общеобразовательную подготовку большинства верующих. Наука не просто провозглашает выделение человека из царства животных, но и знает уже главные звенья этого длительного и сложного исторического процесса.
Приблизительно около миллиона лет назад в результате трудовой деятельности началось выделение человека из царства животных. Многочисленные археологические раскопки, которые велись в различных местах земного шара историками и археологами, дают возможность воссоздать главные этапы этого процесса, выделить основные его звенья. Научная картина происхождения и формирования человека абсолютно несовместима с библейской концепцией.
Начнем хотя бы с возраста человечества. Долгое время христианское богословие, основываясь на произвольных подсчетах, сделанных по Библии, навязывало науке свою дату сотворения мира и человека — 7500 лет назад. Наука датирует возраст человечества в 1 миллион лет. Некоторые ученые считают и этот срок недостаточным для формирования всех биологических особенностей человека и делают отсюда вывод, что формирование древнейших людей началось значительно раньше — более 2 миллионов лет назад.
Пойдем далее. Православный богослов пытается убедить верующих в том, что науке неизвестны переходные звенья от первобытной человекообразной обезьяны к современному человеку. Это утверждение несостоятельно и опровергается многочисленным фактическим материалом. На территории Африки археологами найдены костные останки одного из таких переходных существ — австралопитека (южного человека; «австрало» — южный). По костным останкам ученые установили, что австралопитек обладал уже зачатками способности к прямохождению. Объем мозга австралопитека— 600 кубических сантиметров, несколько больше, нежели у человекообразной обезьяны. В тех же слоях земли, в которых были найдены останки австралопитека, обнаружены и очень примитивные орудия из камня. По подсчетам ученых, жил австралопитек около 800 тысяч лет назад.
Более высоким этапом в формировании человека был питекантроп (обезьяночеловек). Впервые костные останки питекантропа были найдены во время раскопок в 1891–1892 гг. голландским ученым Эженом Дюбуа на острове Ява, в окрестностях реки Соло. По костным останкам ученые сумели реконструировать внешний облик питекантропа. Он очень напоминал еще человекообразную обезьяну: низко опущенная и наклоненная вперед голова, грубое лицо с небольшим широким носом, выступающий далеко вперед челюстной отдел, низкий сильно скошенный лоб. В то же время многими другими чертами питекантроп сильно отличался от древних человекообразных обезьян. Так, например, если объем мозга человекообразной обезьяны — 400–500 кубических сантиметров, то у питекантропа объем мозга был 800—1000 кубических сантиметров. Изучение слепка внутренней части черепа питекантропа привело ученых к выводу о том, что у него были уже значительно развиты те центры мозга, которые управляют у современного человека речью.
Эти биологические изменения у питекантропа были обусловлены усложнением его трудовой деятельности. Ученые обнаружили каменные орудия, которыми, по-видимому, пользовался питекантроп (они найдены в тех же слоях, что и останки питекантропов). Археологи считают, что основным занятием питекантропов было собирание плодов, съедобных корней и охота на мелких животных. Каких-либо следов использования огня питекантропами не обнаружено, по-видимому, древнейшие люди на этой стадии еще не умели пользоваться огнем. Жили питекантропы приблизительно в то же время, что и австралопитеки.
Значительно больше археологи знают о следующем этапе в формировании человека. Во время раскопок, проводившихся в 1927–1937 гг. вблизи Пекина, были найдены костные останки существа, жившего около 500 тысяч лет назад. Этот древнейший человек получил название синантропа (китайского человека). По своему внешнему облику синантроп напоминал питекантропа, однако объем мозга у него достигал 1200 кубических сантиметров. (Объем мозга современного человека — 1400 кубических сантиметров.) Исследование стоянок синантропов позволяет археологам утверждать, что они жили коллективами в 30–40 человек. Синантропы изготовляли орудия труда из кварцита и песчаника и уже умели пользоваться огнем. Применение огня было очень важным этапом в развитии древнейших людей. Пища, приготовленная на огне, лучше усваивалась, с помощью огня можно было совершенствовать орудия труда (например, обжигать на огне концы копий). Огонь защищал жилища древнейших людей от хищных зверей. Судя по тому, что слой золы от костров синантропов достигал иногда 6 метров, они могли только пользоваться огнем, но не могли еще сами добывать огонь. По-видимому, синантропы приносили в свои пещеры горящие угли после лесных и степных пожаров, разжигали костры и постоянно поддерживали огонь. В отличие от питекантропов, синантропы охотились уже и на крупных животных, в их пещерах найдены, например, кости оленей.
Мы продолжим еще характеристику основных этапов формирования человека. Но думаем, что уже и сказанного достаточно, чтобы убедиться, насколько неосновательны сомнения православного богослова в том, что наука не знает звеньев и переходных типов от первобытной обезьяны к современному человеку.
Остановимся теперь еще на одной стороне научных открытий, опровергающей богословскую концепцию сотворения человека богом. Согласно этой концепции, опирающейся на Библию, жизнь первых людей была беззаботна и радостна. Первые люди, сотворенные богом в раю, не знали трудов, болезней, раздоров, тревог, опасностей и т. д. Их уделом было наслаждение райской жизнью. Только после грехопадения, когда Адам и Ева вкусили запретный плод с древа познания, они были изгнаны из рая, они узнали все тяготы жизни.
В свете научных открытий о жизни древнейших людей эта библейская концепция представляется чрезвычайно наивной и не имеющей ничего общего с действительной историей. Жизнь древнейших людей была неимоверно трудной. Вооруженные примитивными орудиями, они с трудом противостояли могучим силам природы, были долгое время беспомощны перед продолжительными засухами, не могли в одиночку бороться с могучими хищниками, были бессильны перед лицом болезней и эпидемий. Древнейшие люди часто гибли во время охоты на крупных животных, во время продолжительных засух или наводнений, страдали от длительных голодовок. Ученые считают, что в среднем срок жизни древнейших людей не превышал 25–30 лет. И эта жизнь ничего общего не имела с радужной идиллией, которую рисует Библия.
И еще один очень важный момент. Богословы утверждают, что религия сопутствует человеку с первых же шагов его существования, что она изначальна. Как мы видели, и православные богословы стоят на этой же точке зрения. Научные открытия не подтверждают и эту богословскую концепцию, они приводят к прямо противоположным выводам. Археологи немало знают о жизни древнейших людей. Знают, в какое приблизительно время они жили, какими пользовались орудиями труда, на каких животных они охотились, когда научились пользоваться огнем, и многое другое. Однако самые тщательные раскопки стоянок питекантропов и синантропов не дают никаких сведений о существовании у них каких-либо религиозных верований.
Богословы могут привести следующее возражение: раз у этих древнейших существ не было религии, то, следовательно, они еще не люди, ибо не может существовать человек без религии. Однако это возражение не имеет под собой оснований. И питекантропы и синантропы обладали уже основным качеством, отличающим человека от животного: они изготовляли и применяли орудие труда, и их развитие, совершенствование происходило на основе трудовой деятельности. Эти факты неоспоримо установлены исторической наукой.
В процессе трудовой деятельности древнейшие люди познавали окружающий мир, свойства тех объектов, которые попадали в сферу их трудовой деятельности, накапливали знания, передавали их из поколения в поколение.
Наконец у этих древнейших людей начали формироваться первые зачатки морали, ибо без простейших моральных норм, регулирующих поведение людей, невозможно существование даже самого примитивного коллектива. Об этих зачатках морали мы в настоящее время можем говорить очень и очень гипотетично, но, по-видимому, эти нравственные нормы охватывали такие сферы, как необходимость трудиться сообща, уважение к наиболее опытным, соблюдение интересов коллектива, соблюдение дисциплины, необходимой для существования коллектива, и т. д. Таким образом, мораль, которую богословы считают производной от религии, возникает значительно раньше религии и независимо от нее.
Когда же возникает религия с точки зрения современной исторической науки? Надо прямо сказать, что однозначного ответа среди ученых на этот вопрос нет. Идут споры, различные ученые называют разные сроки, высказывают различные точки зрения. Однако эти споры ученых не имеют никакого отношения к богословской концепции. Речь идет об определении конкретной даты возникновения религии, но эта дата относится к сравнительно позднему периоду развития человечества. Начальные периоды формирования человечества — это дорелигиозная (или безрелигиозная) эпоха.
Наиболее острая дискуссия по этому вопросу среди ученых развернулась вокруг проблемы неандертальцев. Неандертальцы — это следующий за синантропами этап в формировании человека. Впервые останки неандертальцев были найдены еще в 1856 г. на территории Германии (в долине Неандерталь). Впоследствии костные останки неандертальцев были обнаружены на территории Франции, Бельгии, Хорватии, Англии, Чехословакии, Испании, Палестины, Советского Союза, Африки, на острове Ява.
Многочисленные археологические находки позволили ученым достаточно подробно изучить жизнь неандертальцев. Жили неандертальцы приблизительно 100–150 тысяч лет назад. Объем мозга у них достигал 1300 кубических сантиметров. Очень разнообразными были орудия труда: каменные ручные ударники и рубила, ножи, примитивные сверла, суковатые деревянные дубины и копья. Судя по тому, что на стоянках неандертальцев были обнаружены очень тонкие слои золы от костров (когда костер зажигался один раз), неандертальцы могли уже добывать огонь. Жили неандертальцы небольшими ордами, охотились совместно, добыча была общим достоянием.
Ученые, изучавшие образ жизни неандертальцев, пришли к выводу, что у них были чрезвычайно разнообразными способы охоты. Вооруженные примитивными орудиями труда неандертальцы охотились на крупных животных (пещерных медведей, древних слонов и носорогов, горных козлов и т. д.). Они прибегали к различным уловкам и охотничьим хитростям, приспосабливались к повадкам и привычкам животных. Так, например, европейских неандертальцев очень часто в научной литературе называют «охотниками на пещерных медведей». Они подстерегали зверей на узких скалистых тропинках или на крутых скалах над входами в пещеры, где жили медведи, и забрасывали зверей сверху большими камнями.
Другой способ охоты использовали неандертальцы, жившие в гроте Тешик-Таш (Узбекистан). Они охотились на горных козлов-кийков. Это очень осторожные, пугливые и в то же время быстроногие животные. Неандертальцы загоняли горных козлов на скалистые утесы, между которыми были широкие и глубокие расселины. Только сильные животные могли перескочить через них, слабые же падали в пропасть и разбивались. Неандертальцы, стоявшие внизу, разделывали туши погибших животных и уносили добычу.
Неандертальцы, жившие когда-то неподалеку от Таубаха, близ Веймара (Германия), охотились на древних слонов и носорогов. Ясно, что с помощью камней, деревянных копий и палиц они не смогли бы справиться с такими сильными животными. И здесь дело не обходилось без охотничьих хитростей. Охотники использовали ямы, которые они тщательно маскировали травой и ветками. Попавшихся в эти ловушки животных добивали ударами камней.
Почему же неандертальцы стали объектом острой дискуссии среди ученых? Дело в том, что самые тщательные раскопки одних стоянок неандертальцев не дают никаких данных для заключения о существовании у них каких-либо религиозных верований. В то же время исследование других стоянок неандертальцев дает материал, позволяющий сделать вывод о том, что на этой стадии развития человека впервые встречаются свидетельства существования религиозных верований.
Приведем некоторые данные. Во время археологических раскопок, произведенных в 1908 г. во Франции близ Ле Мустье, в районе реки Везеры, было обнаружено древнее захоронение. Археологи, изучавшие погребение, установили, что неандертальский юноша, умерший в возрасте 16–18 лет, был не просто брошен своими сородичами, а погребен с совершением определенного ритуала. Он был положен в неглубоко вырытую яму, на бок, голова лежала на правом локте, другая рука была вытянута вперед, около головы лежало несколько больших кусков кремня, вокруг тела были найдены каменные орудия труда. В могиле были обнаружены обожженные кости зверей. Исследователи считают, что, по-видимому, сородичи умершего позаботились и о пище для покойного и положили в могилу куски зажаренного мяса.
В 1938 г. советский археолог А. П. Окладников во время археологических раскопок в гроте Тешик-Таш обнаружил сравнительно хорошо сохранившееся захоронение неандертальского мальчика. Кости покойного лежали в небольшом углублении, вокруг его черепа острыми концами вниз были воткнуты рога горных козлов-кийков. Рядом с могилой исследователи нашли следы костра, который, судя по тонкому слою золы, горел очень непродолжительное время. Возможно, предполагают археологи, это был ритуальный костер, непосредственно связанный с погребением. Как в Тешик-Таш, так и в Ле Мустье обнаруженные скелеты лежали в положении, напоминающем позу спящего человека: на боку, со слегка подогнутыми коленями. По-видимому, руки и ноги покойника при погребении привязывались к телу.
Здесь сразу же напрашиваются этнографические параллели. Среди современных народов такой способ захоронения встречался у наиболее отсталых народов. Примерно так хоронили своих покойников папуасы Новой Гвинеи. Суеверно относясь к трупу, они связывали ему ноги и руки, считая, что это не позволит мертвому вернуться и нанести вред сородичам. Суеверное отношение к трупу, боязнь, что покойник может повредить соплеменникам, характерны и для религиозных верований аборигенов Австралии, также находившихся на очень низкой стадии общественного развития.
Были обнаружены и другие захоронения неандертальцев. Но и другие находки давали материал, говорящий, что на стадии неандертальцев возникают первые зачатки религиозных верований. Так, например, на территории Германии и Швейцарии были обнаружены склады медвежьих костей, создание которых, как установили археологи, относилось к эпохе существования неандертальцев. Медвежьи кости в этих складах лежали в определенном порядке. Так, в одной из пещер были найдены три медвежьих черепа, которые были обращены в одну сторону. В другом отделении пещеры археологи обнаружили своеобразный шкаф: между вертикально поставленными известняковыми плитами, покрытыми сверху большой горизонтально положенной плитой, лежал череп пещерного медведя.
В то же время, повторяем, раскопки других стоянок неандертальцев не давали никаких материалов для вывода о существовании на этой стадии развития человека религиозных верований. Открытия, сделанные различными учеными, требовали объяснения, однако имеющийся материал не позволял однозначно решить проблему. Были выдвинуты различные точки зрения.
Одни ученые пришли к выводу о существовании религиозных верований у неандертальцев, считали, что у них появляется уже вера в загробный мир и душу. Другие относили неандертальцев к дорелигиозной эпохе в развитии человечества. Они считали, что погребение и склады медвежьих костей еще не свидетельствуют о религиозности неандертальцев. Погребение, по мнению этих ученых, можно объяснить простой заботой сородичей об умерших или стремлением избавиться от разлагающегося трупа, который был источником болезней для оставшихся в живых. К тому же, говорили противники точки зрения религиозности неандертальцев, сомнительно, чтобы у неандертальцев могли возникнуть такие сложные воззрения, как вера в душу и загробный мир. Как свидетельствуют этнографические исследования, подобные религиозные представления возникали сравнительно поздно, и им предшествуют более примитивные воззрения. Что касается так называемых складов медвежьих костей, то сторонники безрелигиозности неандертальцев и им давали объяснения, не связывая их возникновения с религией. Эти ученые считали склады медвежьих костей первобытными кладовыми, запасами пищи, заготовленной впрок.
Другие ученые выступили с противоположной точкой зрения. Они считали, что захоронения нельзя объяснить только заботой сородичей о покойном или гигиеническими стремлениями избавиться от гниющего трупа. Обнаруженные захоронения говорят о том, что над покойниками был совершен какой-то, пусть и очень примитивный, ритуал, связанный, по-видимому, с суеверным отношением к трупу, с наделением покойника какими-то сверхъестественными свойствами. Связь этого ритуала с религиозными верованиями подкрепляется этнографическими исследованиями. Многие народы, отставшие в своем развитии, хоронили приблизительно так же своих покойников, и их погребальные обряды были связаны с религиозными верованиями в «живого» мертвеца, с суеверным отношением к трупу.
Сторонникам точки зрения возникновения религии на стадии неандертальцев представляются неубедительными и объяснения, даваемые их противниками складам медвежьих костей. Трудно согласиться с тем, что неандертальцы, находившиеся на очень низкой стадии развития, вооруженные примитивной техникой, могли создавать такие большие запасы пищи. Этнографические исследования о жизни австралийцев, находившихся на стадии первобытнообщинного строя, но обладавших значительно более совершенными орудиями труда, нежели неандертальцы, говорили о том, что коренные жители Австралии не имели возможности делать какие-либо запасы пищи. Дальнейшие исследования так называемых складов медвежьих костей показали, что они не имели отношения к запасам мяса. Длинные кости конечностей были уложены так плотно, что, по-видимому, с них перед этим было снято мясо. Далее, кости укладывались в определенном порядке. Вероятнее всего неандертальцы, создавшие эти склады, сохраняя кости и черепа пещерных медведей, наделяли их сверхъестественными свойствами, надеялись, что убитые животные смогут вернуться к жизни. Эта точка зрения также подтверждается этнографическими исследованиями. Например, многие народы Севера в прошлом также сохраняли кости убитых животных. Эти действия были связаны у них с религиозными представлениями о том, что животное, кости которого сохранены, в будущем возродится и у людей всегда будет возможность удачной охоты
Дискуссия ученых о характере воззрений неандертальцев продолжается. Противники точки зрения религиозности неандертальцев, ссылаясь на раскопки стоянок этих древнейших людей, не дающих никаких материалов о существовании религиозных верований у неандертальцев, относят возникновение религии к более позднему времени.
Возможно и такое решение проблемы. Неандертальцы, обитавшие в различных местах земного шара (Европа, Азия, Африка), не представляли собой единую группу. И поэтому неправомерно относить всех неандертальцев либо к безрелигиозной эпохе, либо уже к периоду существования религии. Возможно, что у одних групп неандертальцев уже были религиозные верования, у других еще нет. Об этом и говорит археологический материал, когда на раскопках одних стоянок мы сталкиваемся со сравнительно ясными свидетельствами существования религиозных верований, а раскопки других стоянок таких материалов не дают. Археологические исследования, проведенные в последние десятилетия в Центральной и Юго-Восточной Европе, в Пакистане, Крыму и Узбекистане, приводят многих ученых к выводу о том, что неандертальцы не представляли собой единой группы. Во время раскопок ученые обнаружили на некоторых костных останках неандертальцев так называемые сапиентные признаки, характерные для человека более поздних исторических эпох.
Мы уже приводили факты, говорящие о различных приемах охоты, которыми они пользовались. Вполне возможно, что различные условия жизни неандертальцев обусловили появление многочисленных групп неандертальцев, которые разнились друг от друга не только способами трудовой деятельности, но и особенностями духов-ной культуры. Одни из этих групп уже могли иметь религиозные верования, другие еще нет, т. е. на стадии неандертальцев мы встречаемся как бы с переходным этапом от дорелигиозной эпохи к возникновению религии. Это заключение направлено против богословской концепции появления религии как мгновенного акта «озарения» души древнейшего человека, сотворенного по воле божьей.
Научные исследования показывают, что человечеству понадобились многие тысячелетия развития, прежде чем между его сознанием и окружающим миром встала пелена религиозных верований. Вооруженный примитивными орудиями труда, древнейший человек был подавлен грозными силами окружающей его природы. В борьбе с природой он часто терпел поражения. И в результате поражений, слабости и зависимости от природы на живом древе человеческого познания возникает пустоцвет — религия. Но процесс осознания человеком своего бессилия перед слепыми силами природы занимал десятки, а может быть, сотни тысяч лет и не был одновременным у различных групп древнейших людей.
Согласно археологическим исследованиям, приблизительно 30–40 тысяч лет назад завершилось биологическое формирование человека и возник современный человек. Впервые костные останки современного человека были обнаружены на территории Франции, близ Кроманьона. По месту находок этот человек был назван кроманьонцем. По своему внешнему обличу он уже не отличался от современного человека. Раскопки стоянок кроманьонцев дают богатый материал, характеризующий их сравнительно сложные религиозные представления.
Даже краткое знакомство с открытиями археологов показывает всю несостоятельность убеждений православных богословов о том, что современная наука якобы не может доказать выделение человека из царства животных естественным путем. Как видим, современные ученые знают основные этапы формирования человека и результаты их исследований ниспровергают библейскую концепцию сотворения человека богом. Разумеется, мы не хотим здесь упрощать всю сложность проблемы возникновения человека. Многое еще ученым не ясно, многое предстоит исследовать. Однако главные вехи развития человечества, основные закономерности ученым уже известны, материал, которым располагает современная наука, убедителен и добротен. Будущие исследования заполнят белые пятна, дадут еще более богатый материал.
Научные открытия опровергают и концепцию православных богословов об изначальности религии. Не облегчают положения богословов и споры ученых о времени возникновения религии. Им не легче от того, если будет установлено, что религия возникла 40 или 100 тысяч лет назад. При любом решении вопроса остается незыблемым положение науки о том, что существующее более 1 миллиона лет человечество большую часть своей жизни не знало религии. Религия возникла на сравнительно поздней стадии существования человечества, не была даром божьим, а возникла в результате действия определенных исторических причин и вместе с ликвидацией этих причин сойдет с исторической сцены.
И как бы ни пытались православные богословы замалчивать научные открытия, ученые располагают убедительными фактами, раскрывающими основные этапы формирования человека, религии и важнейших религиозных положений.
Колоссальнейший материал, кропотливо собранный различными научными экспедициями, дает возможность проследить основные этапы в развитии религиозных представлений, начиная с самых примитивных и кончая утонченными современными религиозными представлениями. Научные исследования говорят о том, что у истоков религии лежит наделение чудодейственными и сверхъестественными свойствами обычных предметов окружающего человека мира. Некоторые исследователи высказывают мнение о том, что, по всей вероятности, вначале такими свойствами наделялись ядовитые, в особенности смертельно ядовитые растения. В силу слабости своего опыта древние люди могли принимать случайные связи за главные. Они могли, например, заметить сходство какого-нибудь камня с животным, которое было основным объектом охоты, и взять этот камень на охоту. Случайное совпадение удачной охоты и находки приводило их к мысли о том именно, что этот камень и является причиной удачной охоты. Так камень наделялся сверхъестественными свойствами, фетишизировался.
Наскальные рисунки животных, созданные древними людьми, этнографические исследования говорят нам также и о том, что на стадии охоты и собирательства в религиозных верованиях наблюдается поклонение животным, растениям, материальным предметам, которые представляются предками данного рода, его родоначальниками. Почитались сами животные и растения, считалось, что они оказывают воздействие на жизнь людей.
И лишь на сравнительно поздних стадиях развития человеческого общества постепенно складывается представление о какой-то второй сверхъестественной природе вещей. Религиозному сознанию мыслится, что в каждом объекте реального мира находится таинственный «двойник» этого объекта. По мере развития религиозных верований этот «двойник» предмета отделяется от него, становится самостоятельным, способным существовать отдельно. Возникает вера в душу и в духов. Души и духи представлялись вначале не как нечто бесплотное, а очень чувственно, конкретно, в виде вещи, доступной созерцанию и осязанию.
Лингвистические и этнографические исследования говорят о том, что у многих народов (тасманийцев, алгонкинов, зулусов) на ранних этапах понятие «душа» совпадало с понятием «тень», у таких народов, как корены, папуасы, арабы, древние евреи, одним словом обозначались душа и кровь, у других народов родственные слова обозначали «душа» и «дыхание». По свидетельству известного полярного исследователя Ф. Нансена, эскимосы очень живо и конкретно представляли себе душу. Они считали, что душа связана с дыханием, что ее можно, как какую-нибудь вещь, потерять, забыть, украсть, вдохнуть в человека новую душу и т. д.
Человечеству понадобился длительный период развития, чтобы появились верования в душу, как в нечто бесплотное, божественное.
Нам пришлось несколько более подробно остановиться на проблемах происхождения человека и возникновении религии, потому что в данном случае православные богословы прибегают к методу замалчивания научных открытий. Современное духовенство делает вид, что в данных областях не произошло никаких существенных научных открытий, способных поколебать богословскую точку зрения. Однако даже общее знакомство с основным научным материалом позволяет сделать вывод, что метод замалчивания не спасает богословскую концепцию. Современное естествознание не просто отрицает библейскую легенду, а аргументированно, этап за этапом, объясняет важнейшие ступени выделения человека из царства животных.
Православные богословы попадают в трудное положение. Еще можно истолковать символически сотворение богом мира, но отказаться от библейской концепции сотворения человека богом они не могут. Веками богословы убеждали верующих в том, что человек должен быть покорен богу, потому что он им создан, собственноручно сотворен из праха. Поэтому они и стремятся замолчать научные открытия в этой области, сделать вид, что ничего не случилось.
Не менее сокрушительный удар наука наносит богословию по вопросу о возникновении религии. Тезис об изначальности религии, об изначальности веры в единого бога необходим православным богословам для того, чтобы убедить верующих в том, что религия вечна. Ведь если она дана человеку самим богом в момент его сотворения, то, следовательно, религия никогда не исчезнет. По существу, для богословов тезис об изначальности, о богоданности религии равнозначен обоснованию вечности религии. Вот почему они так цепко держатся за это положение. Но и здесь страшное разочарование ждет богословов. О какой изначальности, богоданности религии может идти речь, если человек не сотворен богом? Научная критика наносит новые удары. Оказывается, что религия не только не изначальна, но и не стоит у истоков человечества, возникновению религии предшествовал долгий безрелигиозный период. Далее, религия настаивает на первичности веры в единого бога, на самом же деле оказывается, что самые ранние формы различных религиозных верований ничего общего не имеют с единобожием.
Категория: Восточные Отцы IV века | Просмотров: 743 | Добавил: vsyvera | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]