Главная » Статьи » Святые иконы России

Врачующие душу
Молитесь, братия мои, Матери Божией, когда буря вражды и злоба восстанет в доме вашем. Она, всеблагая и всеблагомощная, удобно и преудобно может умирить сердца человеческие.
Прав. Иоанн Кронштадтский

«Утоли моя печали», «Нечаянная радость», «Утешительница скорбящих»... Для кого-то это просто названия, хотя и не лишенные поэтической красоты. Как может икона быть «утешительницей»? Современному человеку трудно это представить. Но в каждой глубоко верующей православной семье вам наверняка расскажут не один случай и не один пример живого общения с иконой, зримого восприятия утешительных даров от нее.
В. Стамов, редактор «Православного радио Санкт-Петербурга», вспоминал, как тяжело переживала его бабушка Акулина, когда лишилась домашней святыни – образа Казанской Божией Матери. (Брат выпросил ее на время себе, а потом уехал в другой город, не вернул). Глубоко верующая, родом из крымских болгар, глядела Акулина на пустой угол, сокрушалась: не хорошо в доме без иконы. Это было время хрущевских гонений на веру, неподалеку взорвали церковь. Но вот однажды мать принесла в дом икону. Она нашла ее в каком-то сарае, это был образ из взорванного храма, почерневший, закопченный. На нем ровным счетом ничего не было видно, но бабушку это не смутило. Она перекрестилась, осторожно провела по иконе рукой, поцеловала ее, прижала к груди... И вот что было дальше.
«В тот же день напротив бабушкиной кровати, наверху в углу, отец вбил гвозди и повесил икону. Дольше обычного молилась баба Кина в тот вечер. Вообще с появлением неизвестного образа бабушка словно воспряла духом. Все чаще и чаще напевала она теперь разные народные болгарские песни. Знала их моя бабушка множество и пела смолоду очень хорошо. Даже очень хорошо. И не случайно многие родственники вспоминали, как она в выходные дни и в церковные праздники на площади перед храмом в крымской деревне первой вела „хоро“, а „хоро“ – это болгарский национальный хоровод, когда берутся за руки, встают в круг все: и стар и млад. Поют и пляшут весело и азартно.
Я представлял себе, как наша бабушка еще молодая, в национальной одежде, шла во главе „хоро“ и ее высокий, чистый и сильный голос выводил веселую мелодию, которую затем подхватывали остальные. Так они жили когда-то, в начале нашего века, так отмечали праздники, веселились, умея работать не покладая рук и в поле, и на винограднике, и дома. Привычно ходили в храм на службы, молились дома, зажигая лампадки перед образами. Вот и у нас в доме на излете 50-х годов забился живой огонек в малом граненом стаканчике, который служил лампадкой. Изо дня в день этот „живой“ огонек освещал темную закопченную икону, которую я, пионер-активист, упорно называл „доской“, иногда предлагая бабушке:
– Давай я тебе на этой иконе нарисую что-нибудь и молись! Будешь хоть что-то видеть.
– Глупый ты внучек, глупый! Не понимаешь ничего! Если будет хорошо иконе у нас в доме – она очистится!
После подобных слов бабы Кины я смеялся еще больше:
– Да кто же ее очистит, сам Бог, что ли? Ведь Его нет!
– Замолчи, кощунник, замолчи! Иди уроки лучше делай, – это мне в ответ, а повернувшись к образу, перекрестится и произнесет: „Господи, прости его, неразумного. Всех нас прости и помилуй!“
Права ведь оказалась бабушка. Действительно, неожиданно в один из зимних дней стала икона очищаться. Очищаться с самого верха. Сначала показались вдруг первые неяркие краски. Обозначился зримо ободок иконы, а позже наметились и облака. Слабо обозначился лик в центре.
– Здесь, наверное, будет Господь! – размышляла бабушка, внимательно вглядываясь каждый день и в другие места иконы, нет ли еще где наметок на обновление. Нет, икона обретала свои лики строго сверху вниз. Первым действительно появился Господь. Он сидел прямо на облаках, держа в ладони левой руки „державу“, а другой благословлял. Слева и справа и чуть ниже облаков позднее наметились два светлых нимба.
– Э-э-э! Тут, наверное, будут святые! Интересно, кто же они будут? – задавала сама себе вопрос бабушка, часто обтирая икону чистой тряпицей, которую очень берегла, стирала, оберегала, как и все другое, что касалось образа: лампадное масло, нитки для фитилька, бутылочку со святой водой.
Шло время. Помню, когда рельефнее обозначились лики двух святых, наша бабушка заболела, а позже и слегла. Бабу Кину, а ей было уже за восемьдесят, сильно мучили боли в ногах, распухших и посиневших в икрах и ступнях. Она терпела эти боли. Молилась и иногда говорила при этом:
– Господи, возьми меня к Себе. Возьми, но прежде дай сил и терпения дожить до того дня, когда я узнаю, какие святые изображены вместе с Тобой на иконе. Господи, услыши меня, грешную!
Внял молитвам и мольбам рабы своей Акулины Господь. Бабушка умерла весной, в тот год, когда Юрий Гагарин полетел в космос, и по этому поводу – торжеству человеческого разума – ликовал весь мир. За несколько дней до бабушкиной смерти я заметил на иконе слабо проступившие надписи рядом с ликами двух святых. Сказал бабушке и маме об этом и, встав по их просьбе на табурет, прочел вслух:
– Справа написано – „св. мч. Флор“, а слева – „св. мч. Лавр“. Вот и все!
– А-а-а! Так вот, значит, кто они. Святой мученик Флор и святой мученик Лавр! – слабо повторила бабушка, перекрестилась, возблагодарив Бога за все.
Уже после смерти бабы Кины икона наша обновилась полностью, и мы увидели, что святые мученики Флор и Лавр изображены на ней в полный рост. Первый держал в руке крест, а второй – лавровую ветвь. С течением времени краски на иконе обрели такой цвет, что она, особенно вечерами, на закате солнца в отблеске лучей, смотрелась как новая, недавно написанная».28
Просто, очень просто верила баба Кина. Не сомневалась, что икона явит чудо, «если понравится ей в доме». И не обманулась она в бесхитростной своей вере...
Категория: Святые иконы России | Добавил: vsyvera (25.01.2016)
Просмотров: 313 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]