Главная » 2014 » Июнь » 4 » поиск фабрики в китае и Находки 1960-1961 гг.
16:51
поиск фабрики в китае и Находки 1960-1961 гг.


 Находки в пещерах Вади-Мураббаат следов повстанцев армии Бар-Кохбы и связанных с этим восстанием документов вызвали "цепную реакцию" новых открытий. Едва закончились раскопки пещер Вади-Мураббаат и продолжалась скупка документов, попавших в руки бедуинов, как в продажу стали поступать новые рукописи "из неустановленных мест нахождения". Некоторые документы были даже опубликованы под этим таинственным грифом. 
Стало ясно, что бедуины набрели на новые хранилища рукописей периода восстания Бар-Кохбы. Время шло, но бедуины никому не позволяли проникнуть в свою тайну. Однако пытливая мысль ученых оказалась еще упрямее.
* * *
Южнее района Вади-Мураббаат и Эйя-Геди находится гряда скалистых гор со множеством труднодоступных пещер. В настоящее время там проходит граница между Иорданией и Израилем. Естественно было предположить, что в древности, когда этой границы не было, беглецы, спасавшиеся от римских легионов, искали себе убежище в пещерах и этого района. Начиная с 1953 г. и по январь 1960 г. археолог И.Ахарони произвел здесь несколько пробных обследований и нашел в пещерах следы обитания людей в различные периоды, в том числе и в период восстания Бар-Кохбы. Были там также явственные следы посещений бедуинов – кладоискателей. Более того, в январе 1960 г. на второй день работы экспедиции из одной пещеры вышел бедуин. Не останавливаясь на окрики, он убежал,
* * *
В 1960 г. была снаряжена комплексная археологическая экспедиция Иерусалимского университета. Департамента древностей и Израильского археологического общества. В течение двух весенних раскопочных сезонов 1960 и 1961 гг. экспедиция произвела систематическое обследование и раскопки пещер в районе между Эйн-Геди (на севере) и Масадой (на юге) протяженностью примерно в 15-20 км.
* * *
Работа экспедиции протекала в необычайно трудных условиях. Доступ во многие пещеры, находящиеся в отвесных скалах над зияющей пропастью, подчас в сотни метров, был сопряжен с большой опасностью и напоминал условия альпинистских восхождений и, спусков. Все это требовало крайне тщательной и продуманной во всех деталях подготовки. В помощь экспедиции было выделено воинское подразделение, которое проделало большую работу по проводке электрического освещения в пещеры, установке телефонной связи между пещерами и лагерями археологов, а также между отдельными лагерями и т. д. Люди, археологическое снаряжение, техника (электрические генераторы, компрессоры, пневматические молотки, миноискатели и т. п.), продовольствие, вода доставлялись к месту раскопок на вертолетах.
* * *
В работе экспедиции помимо профессиональных ученых-археологов приняли также участие студенты-археологи и множество добровольцев из Израиля, Японки, Швеции, США. Вся экспедиция была разделена на четыре отряда во главе с археологами Н. Авигадом, П. Бар-Адоном, И. Ахарони и И. Ядином. Каждому из этих отрядов был отведен определенный участок. Всего экспедицией было обследовано около 40 пещер.
 Порой огромные усилия не вознаграждались находками. Так, например, с особыми трудностями было сопряжено проникновение в пещеру, названную потом Пещерой филина. Каково же было разочарование археологов, когда в ней нашли, только клочки современной одежды, занесенные филином в свое гнездо!
* * *
Наиболее интересные и важные находки были сделаны в четырех пещерах, за которыми в науке закрепились названия: Пещера бассейна, Пещера сокровищ или клада, Пещера ужасов и Пещера писем. В настоящее время мы располагаем предварительными отчетами о раскопках этих пещер и опубликованным в 1963 г. полным научным изданием всех памятников материальной культуры, найденных в Пещере писем. Это монументальный фолиант – первый том серии "Исследования Иудейской пустыни".
* * *
Пещера бассейна, обследованная отрядом А во главе с Н. Авигадом, находится в районе Нахал-Давида, вблизи древнего города Эйн-Геди у западного побережья Мертвого моря. Подъем в пещеру очень крутой. Пещера имеет 33 м длины, 6-7 м высоты и 3-4 м ширины. Тысячелетний слой помета летучих мышей создал невыносимо удушливую атмосферу, так что работать в пещере можно было только в противогазах. К тому же трудность работы усугублялась тем, что по некоторым причинам туда было невозможно провести электрическое освещение.
* * *
Пещера бассейна получила свое название благодаря обнаруженному в ней искусственному водоему длиной 5 м, шириной 1,20 м, объемом 12 м47. Водоем хорошо оштукатурен. Дождевая вода поступала в него через частично сохранившийся вертикальный сток с приспособлением для предварительного отстоя. Авигад считает это сооружение инженерным подвигом, особенно если учесть местоположение скалы.
* * *
Памятники материальной культуры обнаружены от периода элеолита (последняя треть IV тысячелетия до н. э.), израильско-иудейского периода (VII в. до н. э.)48и римского времени.
* * *
Памятники римского периода датируются как сами по себе, так и благодаря двум найденным монетам, из которых одна-от 3-го (?) года Бар-Кохбы, а другая – чекана Тира от 127/8 г. н. э. В пещере не обнаружено письменных памятников, нет также ни скелетов, ни более или менее ценных предметов. По правдоподобному предположению Н. Авигада, богатые и знатные жители Эйн-Геди заранее подготовили себе это убежище и, имея запас воды и пищи, отсиделись в нем в самое тревожное время. Когда опасность миновала, они покинули пещеру и, по-видимому, захватили с собой бывшие с ними наиболее ценные вещи и документы.
* * *
Пещера клада, находящаяся в районе Нахал-Мишмар, обнаруженная археологической экспедицией Ахарони в 1953-1955 гг., была в 1960-1961 гг. обследована археологическим отрядом С во главе с П. Бар-Адоном. Пещера находится в круто спускающейся над пропастью скале. Вход открывается в 50 м от вершины скалы. В настоящее время проникнуть в пещеру можно только спускаясь сверху на канате. По-видимому, в древности доступ в пещеру был более легким, так как обнаружены следы выветренных временем тропинок. Но как известно, нет худа без добра. Вероятно, только из-за крайне трудного доступа в пещеру ее миновали тайные кладоискатели. Опасный спуск в пещеру, удушливый запах и стойкое облако пыли, крайне затруднявшие дыхание, не сломили энтузиазма членов экспедиции. Работы в течение первой недели почти не дали результатов, тем не менее добровольцы отказались от предложенной им смены.
* * *
Очень мешали работе огромные глыбы камня на полу от обвалившегося еще в древности потолка. Взрывать их было опасно. Общими усилиями членов экспедиции эти глыбы были выброшены в пропасть. В верхнем утрамбованном слое пола были обнаружены памятники материальной культуры и обрывки документов 1-11 вв. н. э. Здесь были найдены: сосуды для масла, кухонная посуда, лампы эллинистического и раннеримского типа (I-II вв. н. э.); железные серпы, а также узкие полосы железа, возможно для обивки ящиков или шкатулок; остатки взрослой и детской обуви; крашеные ткани; изделия из соломы; стеклянная посуда; пищевые остатки: орехи и фрукты, гранаты, финики, маслины, кости Животных, зерна злаков. Здесь же были найдены ступки, жернова, печь. Письменные памятники представлены двумя папирусными фрагментами (один из них-остаток купчей со знаком А, предположительно означающим меру пшеницы; другой еще не прочитан) и тремя остраконами (черепками) с еврейскими надписями, также еще не расшифрованными. Под этим утрамбованным полом обнаружен еще один утрамбованный пол с фрагментами керамической посуды I в. н, э. Археолог Бар-Адон высказывает предположение, что пещера служила убежищем также для беглецов, спасавшихся от преследовании во время войны 66-73 гг.
* * *
Под этими полами, на глубине от одного до двух метров, был обнаружен энеолитичеокий слой толщиной в 70-60 см, что свидетельствует о длительности пре бывания здесь энеолитического человека. Найденные предметы сходны с памятниками энеолитической культуры Беэр-Шевы (Палестина) и Телейлат-Хассул (Заиорданье) начала периода Ранней бронзы (IV-??? тысячелетия). Здесь были обнаружены: глиняные сосуды, остатки холста, соломенных изделий, корзин, сандалий (подошвы и ремни), куски керамической ложки, сходной и с найденной в Телейлат-Хассул; костяные шилья, серьги, металлическая брошь, жезлы. На расстоянии 30-40 см один от другого находились два очага. Вблизи очагов найдены два скелета и остатки различных культурных растений, включая необугленные колосья пшеницы и ячменя, сохранившиеся в сухом климате пещеры. Эта первая находка древнейших необугленных злаковых растений имеет большое значение для истории земледелия в древности.
* * *
Однако название "Пещера клада" возникло благодаря находке совершенно особого рода. На восьмой день раскопок участники экспедиции наткнулись на большой камень, прикрывавший естественную нишу в стене. Края камня были обиты, и при искусственном освещении сквозь щели виднелись металлические предметы. Три часа длилась выемка из ниши оказавшихся там 429 предметов. 13 из них были изделиями из гематита (6), слоновой кости (6) и камня (1). Остальные 416 предметов, в большинстве металлические, – поразительно высокой техники изготовления. Из них обращают на себя внимание около 240 наверший булав различной величины и формы (дисковидные, круглые, треугольные) – такого количества булав никогда и нигде еще не обнаруживали. Из других предметов здесь были: 6 наконечников стрел из красного железняка, около 20 медных топоров и долот, 8 жезлов (полых и цельных), длиной от 10 до 70 см, орнаментированных изображениями животных и птиц (олени, серны, буйволы, козы, орлы). Далее молотки, горшки, женские статуэтки, шкатулка и другие предметы из слоновой кости. Многие предметы непонятного назначения и функций до сих пор никогда не были обнаружены ни в Палестине, ни в каком бы то ни было другом месте.
* * *
Найденный энеолитический клад ставит перед наукой ряд вопросов: кем были созданы эти предметы? Каково их назначение? Как ими пользовались? Что заставило собственников "клада" спрятать его в нише пещеры и что помешало извлечь его оттуда? Что привело к внезапной гибели столь развитых энеолитических поселений? Археолог Бар-Адон, высказавший догадку о связи этих предметов с одним из энеолитических святилищ района, обещает подробно рассмотреть все эти вопросы в окончательном издании находок из Пещеры клада. Надо надеяться, что изучение этого "клада" поможет лучше понять экономическую и социальную организацию энеолитических поселений в Палестине IV тысячелетия, связь с производством Египта, Кавказа, Ирана, Сирии, Месопотамии, Малой Азии, а также религиозно-мифологические и магические представления энеолитического человека этого района и его культуру.
* * *
Пещера ужасов. При обследовании пещер района Нахал-Цеелим (в 4-5 км севернее древней крепости Масады) обнаружилась та же закономерность: в пещерах, где сохранились предметы римского времени, как правило, обнаруживаются также следы обитания энеолитического человека. Предварительные обследования 50-х годов показали, что в пещерах этого района нашли убежище отдельные группы повстанцев на последнем этапе восстания. В пещерах находятся монеты императора Траяна и Бар-Кохбы, обрывки папирусных документов и вещи римского времени. Обращают на себя внимание найденные в одной пещере 11 железных наконечников стрел и – редкость в археологической практике – множество древков к ним, выкрашенных в красный и черный цвета. Загнанные в неприступные для врага пещеры, повстанцы, по-видимому, и здесь не прекращали борьбы.
* * *
Четыре римских сторожевых укрепления блокировали вход и выход из этих пещер. Однако судьба скрывавшихся в разных пещерах сложилась, по-видимому, различно. Так, например, в одной из пещер (№ 40) имеется искусственный резервуар для воды. О пребывании здесь людей во время восстания Бар-Кохбы свидетельствуют бронзовые монеты 2-го года Бар-Кохбы. Но ни вещей, ни скелетов здесь обнаружить не удалось. Возможно, что резервуар здесь, так же как и в Пещере бассейна, был заготовлен заранее, беглецы пережили осаду и ушли из пещер. Иначе сложилась судьба других беглецов. Голод и жажда в блокированных пещерах обрекли скрывавшихся в них людей на мучительную смерть, которую они, однако, предпочли добровольной сдаче римлянам. Об этом свидетельствуют скелеты скрывавшихся.
* * *
Наибольшую известность получила пещера, названная Пещерой ужасов. Здесь обнаружено более 40 скелетов, в том числе женщин и детей. На одном скелете мальчика частично сохранилась кожа, отдельные клочья волос (каштанового цвета), а на голове – льняная повязка.
* * *
Пещера ужасов была обнаружена археологом Ахарони в 1953 г., впервые частично обследована в 1955 г., систематически раскопана и изучена в I960-1961 гг. археологическим отрядом С во главе с Ахарони. Доступ в эту пещеру наиболее трудный из всех до сих пор обнаруженных и обследованных пещер. Вход открывается в 80 м ниже верхнего края скалы. Под входом в пещеру разверзается пропасть глубиной в сотни метров. Доступ в пещеру возможен только при помощи веревочных лестниц и веревок. Найденные в пещере остатки толстых веревок показывают, что и для скрывавшихся в пещере веревка была, по-видимому, основным средством доступа в нее.
* * *
Спуск в пещеру осуществлялся археологами двояким путем. Вначале сверху скалы спускали стометровую веревочную лестницу, при помощи которой достигали входа в пещеру. Затем был обнаружен более удобный способ. В 20 м выше входа в пещеру имеется выступ скалы. К выступу стали пробираться, высекая узкую и, надо сказать, весьма опасную тропинку К этому выступу прикрепляли затем веревочную лестницу длиной в 20 м, по которой спускались в пещеру, страхуя себя веревкой.
* * *
Вход в пещеру имеет 3 м в ширину и 2,5 м в высоту. Сама пещера представляет собой коридор длиной около 65 м. Из-за обилия мусора и камней, упавших с потолка, в начале раскопок работа могла производиться только ползком. К концу раскопок в пещере можно было уже передвигаться, стоя во весь рост.
* * *
Энеолитический период представлен керамикой и погребением, в котором сохранилась ткань. Радиокарбонный анализ ткани показал, что к моменту исследования (28. VI. 1961) ей "минуло" около пяти с половиной тысяч лет (около середины IV тысячелетия до н. э.). И снова возникает известная уже нам и пока нерешенная проблема: что заставило энеолитического человека поселиться в столь труднодоступных пещерах?
* * *
Находки вещей времени Бар-Кохбы датируются благодаря четырем монетам от 2-го года Бар-Кохбы, керамике (горшки, кувшины, покрышки лампы49) и фрагментам рукописей. Из домашних вещей здесь были найдены: корзины, веревки (некоторые из них остались привязанными к ручкам сосудов), пряслица различной величины; палки, игральные фишки, части шкатулок с железными крючками по бокам, хранящие также следы тонких полос кожи, деревянные гребни с зубцами различной толщины; многочисленные остатки кожаной обуви, включая хорошо сохранившуюся пару детской обуви; остатки сетей и тканей; фрагменты стеклянной посуды; железные вещи: наконечники стрел, нож, топор, иглы различной толщины, гвозди, шилья; пищевые остатки (зерна ячменя, высохшие фиги и косточки фиников).
* * *
Как было отмечено, в пещере обнаружены остатки костей и более 40 черепов. Некоторые из них были подвергнуты ритуальному погребению. На отдельных черепках записывали имена умерших, заменявшие собою эпитафии, на других – сохранились поминальные молитвы. Археологическую загадку представляет факт отдельного захоронения черепов. Что касается краййе небрежного состояния, в котором оказались скелеты, то это несомненно результат вандальских налетов кладоискателей. Об этом со всей очевидностью свидетельствуют и найденные в пещере современные инструменты и вещи, оброненные у входа фрагменты папирусов, другие части которых были проданы кладоискателями и публиковались под грифом "из неустановленных мест нахождения".
* * *
Никаких следов повреждения на скелетах обнаружить не удалось. Антропологический анализ черепов и скелетов показал, что среди них преобладают останки женщин и детей. Как полагает Ахарони, большинство мужчин погибло при попытках вылазки из пещер. Очевидно, не желая сдаваться римлянам живыми, оставшиеся в пещерах мужчины и члены их семей предпочли смерть от голода и жажды. По предположению Ядина, осажденные могли просуществовать в пещере от 6 до 8 недель и погибли скорее от жажды, нежели от голода. Следы большого пожара, в результате которого большая часть вещей обуглилась, а стекло деформировалось, говорят, возможно, о том, что в последние минуты еще оставшиеся в живых беглецы подожгли все вещи, чтобы они не достались римлянам. Все, кроме, конечно, библейских книг. Они были спрятаны подальше от огня, и те фрагменты, которые пощадило время, достались вначале бедуинам, а затем археологам. Так, найденные фрагменты греческого текста книги Двенадцати пророков оказались частью того же документа, который опубликовал швейцарский ученый Бартелеми в 1953 г. Стало совершенно ясно, что документы, о которых сообщалось в печати, в частности тем же Бартелеми, что они "из неустановленных мест нахождения", имеют определенный адрес: Пещера ужасов и Пещера писем.
* * *
Пещера писем. Как свидетельствует утвердившееся за этой знаменитой теперь пещерой название, в ней обнаружено богатое собрание рукописных документов периода восстания, в том числе письма Бар-Кохбы. Первые археологические разведки этой пещеры были произведены археологом И. Ахарони в 1953, 1955 и в январе 1960 г. К сожалению, она привлекла также внимание кладоискателей, оставивших здесь следы своего посещения. Об этом свидетельствует вид свежих и бес- порядочно произведенных раскопок, оброненные отрывки папируса, изданного Старки в 1954 г. под знакомым уже нам грифом "из неустановленных мест нахождения", и другие аналогичные факты. Систематическое обследование пещеры произведено в две раскопочные кампании 1960 и 1961 гг. четвертым отрядом (D) объединенной археологической экспедиции во главе с И. Ядином. В районе, отведенном четвертому отряду, на протяжении около 8 км обследовано 15 пещер. В некоторых из них обнаружены памятники энеолита и лишь незначительные следы памятников римского времени.
* * *
Эти первые обследования потребовали колоссальных усилий и были сопряжены с большими опасностями, подчас не вознаграждавшимися существенными находками. Ядин рассказывает о таком случае. Для обследования одного глубокого ущелья было решено спустить туда человека. Для этой цели один край длинной веревки был прикреплен к джипу, к другому концу привязался парашютным креплением солдат Шохет. Когда после благополучного спуска он начал восхождение, веревка застряла, зацепившись в одной из трещин скалы, и повисший в воздухе солдат в течение четырех часов не мог двигаться вверх. Лишь благодаря большим физическим усилиям, хладнокровию и ловкости ему удалось высвободить веревку и завершить восхождение. Местоположение Пещеры ужасов и Пещеры писем исключало всякую возможность доступа туда осаждавших их римских легионеров. Но римляне в свою очередь разбили свои лагери в таких местах, которые позволили установить полный перекрестный контроль над выходом из этих пещер и доступом к источникам воды50.
* * *
При сооружении лагеря над Пещерой писем были использованы естественные условия местности. Юго-западной стеной служил обрыв скалы. Основная оборонительная стена с северной стороны была около 50 мдлины и 1 м ширины. Общая площадь лагеря составляет 1250 м2. Лагерь был разбит по всем правилам римской военной техники. На месте лагеря теперь различаются основания для палаток, небольшое строение из трех комнат-помещение для командования, главный вход, очаги (с остатками золы и угля), каптерка, огороженный камнями круг для знамени и воинских знаков. К сожалению, кроме небольшого количества керамики, никаких других памятников материальной культуры в лагере не осталось. По-видимому, при снятии лагеря все было унесено. По расчетам Ядина, остатки оснований палаток (2x2 м) позволяют определить численность разместившейся здесь части в 80- 100 человек. По счастливой случайности, из одного документа, найденного в Пещере писем, стало известно, что в окрестностях Эйн-Геди в 124 г. н. э. находился Фракийский легион. Возможно, что в лагере было одно из подразделений этого легиона.
* * *
Вход в пещеру находится в 100 м ниже римского лагеря. Местами спуск отвесный, как стена. В 11 м ниже пещеры-узкая естественная терраса, под которой разверзается пропасть глубиной около 200 м. Единственный доступ к пещере сейчас и, по-видимому, в древности-с запада, от римского лагеря по узкой, змеевидной тропинке к находящейся под пещерой террасе. Воспоминания о спуске и восхождении по этой тропке, ширина которой местами не превышает 40 см, вызывают "дрожь" даже у такого искушенного археолога, как Ядин. Вот как он описывает дальнейший переход: "Наиболее трудный и опасный отрезок начинается с той точки, где скала поворачивает на восток (рис. 10). Здесь терраса сохранилась лишь в незначительной части и ширина ее не превышает метра. После обхода вертикального выступа скалы достигают отвесной расселины, образованной в течение тысячелетий потоками вод. Возможно, что во времена Бар-Кохбы здесь можно было пройти через расположенную несколько ниже узкую террасу, следы которой явно различаются, но терраса эта разрушилась, и пройти по ней теперь невозможно. В раскопочный сезон I960 г. мы перешли эту расселину при помощи железного шеста, перекинутого через оба края расселины таким образом, что можно было взойти на террасу по ту сторону расселины. В сезон 1961 г. мы положили здесь деревянную лестницу, значительно облегчившую нам лазанье. Первый отрезок террасы, начинающийся сразу же после расселины, особенно труден для прохода, ибо здесь терраса повышается, а ее поверхность, размытая потоками вод, стала скользкой. Здесь мы протянули толстую веревку, один край которой был привязан к железному шесту, а другой конец прикреплен к трещине в скале. В дальнейшем переход становится более удобным, так как здесь терраса начинает расширяться".
* * *
Как сказано выше, вход в пещеру открывается в 11 м выше террасы, от которой его отделяет почти отвесная скалистая стена. Доступ в пещеру осуществлялся при помощи веревочной лестницы. Ее прикрепил у входа в пещеру вскарабкавшийся туда босиком один из членов отряда. Этот весьма сложный, а местами просто опасный путь в пещеру и обратно приходилось проделывать ежедневно всем членам отряда. Следует при этом учесть, что спуск в пещеру намного осложнялся, когда приходилось доставлять тяжелое и громоздкое оборудование и снаряжение.
* * *
Условия работы в пещере были весьма трудными. Пещера протяженностью около 150 м разделяется на три помещения. Идущий от входа узкий коридор длиной около 8м – в сущности штрек, передвигаться по которому можно только ползком, -ведет в помещение № 1 (40x30 м). Такой же узкий и низкий коридор отделяет помещение № 1 от следующего помещения № 2, примерно такого же размера, из которого уже просторный коридор ведет в последнее и наибольшее помещение № 3 длиной в несколько десятков метров. В пещере господствует абсолютная тьма. Электрическое освещение удалось наладить только на восьмой день работы, а до тех пор пользовались фонарями "летучая мышь" и карманными фонарями. Жара, густая пыль, удушливая вонь от двухтысячелетнего слоя экскрементов серн и множества летучих мышей в пещере, резкий недостаток в кислороде затрудняли дыхание, способствовали быстрой утомляемости и сонливости. На этой почве у отдельных членов отряда временами начинались галлюцинации "открытий" и "находок". К этому прибавилась еще одна трудность. Раскопочным работам в пещере крайне мешали упавшие с потолка большие каменные глыбы. Так как взрывать эти глыбы по понятным причинам было очень опасно, решили попытаться разбить их при помощи пневматических молотков. В пещеру был доставлев электрический генератор на 1200 ватт, компрессор, пневматические молотки, однако из-за отсутствия достаточного количества воздуха молотки работали с перебоями, а отработанные газы еще больше затрудняли дыхание членов экспедиции. К счастью, удалось установить, что глыбы упали еще до поселения в пещере повстанцев, и надобность в дальнейшей работе пневматических молотков отпала. Тяжелые условия работы в пещере были щедро вознаграждены сделанными там находками памятников материальной культуры, монет, захоронений и особенно рукописей.
* * *
В стене помещения № 3 была обнаружена погребальная ниша (приблизительная длина 4 м, ширина 2 м, высота 2 м) со своеобразным захоронением. В трех корзинах, поставленных одна на другую, лежало 17 черепов (рис. 11). Поодаль отдельно находились кости скелетов, тщательно прикрытые различными льняными и шерстяными тканями, обертками священных книг, обрывками одежд и мешков. В центре ниши, на полу, были найдены останки скелета, также обернутого в ткани51.
* * *
При помощи миноискателя на глубине 0,5 м была обнаружена корзина, в которой находилось 19 бронзовых изделий художественной выделки (рис. 12-13). Среди них: патера (чаша)-1, жаровни-курильницы (большая, средняя и малая)-3, кувшины различной величины- 12, большие чаши-2 и ключ-1. Некоторые сосуды орнаментированы.мифологическими сценами. Ручка патеры завершается головой серны, а на дне патеры- медальон с барельефом, изображающим Фетиду на Кентавре, доставляющую оружие Ахиллу. На одном большом сосуде имеются явные следы намеренной порчи изображений. По мнению Ядина, это римские культовые принадлежности. В пользу этого говорят находки набора жаровен-курильниц (латинское batillum),. рельефное изображение сходной патеры (служившей для возлияний) на римских жертвенниках (ara) и другие параллели. Поражает сходство найденных предметов с привлеченными Ядином аналогичными предметами из Помпеи и Геркуланума. Отличают их только прекрасная сохранность, отсутствие неизбежного налета столетий – патины. Создается впечатление, говорит Ядин, что они только что сюда положены, настолько хорошо они сохранились. Как эти римские принадлежности культа попали в пещеру, где скрывались повстанцы Бар-Кохбы? По правдоподобному предположению Ядина, эти предметы могли быть захвачены в качестве трофеев во время предшествующих стычек или даже какой-либо успешной вылазки из пещеры.
* * *
Помимо погребальной ниши, монет и коллекции бронзовых сосудов в раскопочный сезон I960 г. была сделана также самая ценная находка – 16 папирусов с письмами Бар-Кохбы и другими важными документами периода восстания (рис. 14). В 1961 г. поиски и раскопки привели к еще более значительным открытиям. В результате тщательного и систематического обследования каждого уголка, каждого сантиметра пола во многих местах, в ямках и естественных ущельях и углублениях, прикрытых камнями, было обнаружено много ценных и интересных памятников материальной культуры и еще 48 документов.
* * *
При систематизации всех найденных предметов получается следующая картина.
* * *
Металлические предметы: железная сковорода (диаметром 26 см) с многочисленными следами сажи и копоти; ножи, резаки, перочинный нож и серп; различные шилья, гвозди, сверло, крюк (возможно, для подвешивания мяса), наконечники стрел; серебряное украшение в виде колокольчика, возможно серьга; большой интерес представляет также редкая в археологической практике.находка коллекции железных ключей различной величины и устройства. По предположению Ядина, самый большой из них был ключом от крепостных ворот Эйн-Геди.
* * *
Стеклянные изделия-чаши, бутылки, кувшины, подсвечники, вазы, – изготовленные как методом дутья, так и чеканом. Большой неожиданностью была находка в пещере, в подобных условиях жизни, тщательно упакованного и прекрасно сохранившегося набора из трех ваз художественной выделки. Большая ваза диаметром 33,8 см не имеет параллелей среди памятников стеклоделия в Римской империи. Две остальные вазы диаметрам 15 и 13 см лежали внутри большой вазы.
* * *
Керамика и изделия из камня. Лишь немного черепков энеолитического времени свидетельствуют о поселении и в этой пещере человека медно-каменного века. От периода Бар-Кохбы дошло много кухонной и другой утвари: десятки кухонных горшков, лампы, кувшины, сосуды разных размеров и пифосы. Учитывая особую трудность доставки в эту пещеру пифосов, надо полагать, что они предназначались для хранения воды. Зерно, мука и другие продукты хранились, по-видимому, в сосудах среднего размера. Два алебастровых сосуда были емкостью в 0,55 и 0,43 л.
* * *
Изделия из дерева и кости. Сюда относятся деревянная посуда, шкатулка и ларцы для хранения украшений и драгоценностей, гребни и расчески, баночки для парфюмерии, различные части сундуков и мебели. Редкая для Палестины, да и для всей Римской империи, находка деревянных изделий хорошей сохранности и точно датируемых представляет большой интерес для истории столярного производства.
* * *
Кожаные изделия: футляры и сумки для хранения документов, ножны, меха, куски одежды, сандалии (женские, мужские и детские). Находка кожаных изделий-также редкое явление в археологии. Поэтому все эти вещи весьма интересны для изучения технологии кожевенного производства и дубления, а также техники сапожного ремесла. Обращает на себя внимание то, что вся найденная обувь изготовлена рантовым шитьем и нет ни одной пары обуви, подбитой гвоздями. По интересному предположению Ядина, это может объясняться тем, что обувь, подбитая гвоздями, могла навести неприятеля на след. В этой связи Ядин привлекает странное на первый взгляд мишнаитское предписание: "Пусть никто не выходит в сандалиях, подбитых гвоздями". В одном из талмудических трактатов разъясняется, что это предписание возникло во время преследований, когда люди прятались в пещерах и опасались, что следы от подбитой гвоздями обуви могут открыть неприятелю убежище.
* * *
Текстильные изделия. Особые климатические условия пещеры позволили сохраниться шерстяным и льняным тканям различных расцветок, способов прядения и ткачества. Здесь были найдены мотки шерстяных и льняных ниток, почти целая рубаха, остатки туник, гиматиев, накидок (в том числе типа употребляемых и в настоящее время при богослужении "таллитот", но без "цицийот" (кисточек), найденных, однако, отдельно), платки, покрывала, мешки, сети. Некоторые из тканей по своим расцветкам и особенностям ткачества обнаруживают сходство с изображением одежд на фресках синагоги из Дура-Европос (III в. н. э.). Весь этот богатый материал, столь редкий в археологической практике, имеет неоценимое значение для изучения истории текстильного производства.
* * *
Плетеные изделия – также редкие находки в археологической практике-представлены корзинами, рогожами, циновками и веревками. Большое количество корзин (а их найдены десятки) объясняется, по-видимому, тем, что в них доставили в пещеру различные вещи, сосуды и продукты. В дальнейшем они использовались и для хранения черепов. Некоторые из корзин и циновок настолько хорошо сохранились, что кажутся совершенно новыми, только что сделанными. Корзины различной формы: круглые, овальные и удлиненные (трапециевидные), сплетенные в основном из пальмовых ветвей и речного тростника. Одна ивовая корзина цилиндрической формы выделяется среди других необычайно симметричным, можно даже сказать – художественным плетением. Когда фотографию этой корзины показали одному из лучших мастеров-специалистов ивового плетения в Англии, он пришел в восторг и воскликнул: "Надеюсь, мне никто не закажет корзину столь трудного плетения!"
* * *
Предметы украшения. Выше упомянуты ларцы художественной выделки для хранения драгоценностей. Отдельно от ларцов были найдены 18 разноцветных бус из полудрагоценных камней (кварц, агат, аметист, сардоник и синее стекло). В отверстии одной аметистовой бусины сохранились следы ниток. "Женщина – всегда женщина", – сказал один из членов отряда, когда из тайника были вынуты два зеркала, сделанные из шлифованной меди, покрытой слоем олова. Зеркала вставлены в двойные деревянные футляры хорошей выделки (при помощи токарного станка и резца).
* * *
Остается еще указать на два оттиска печати на глине. На одном изображен густоволосый человек, борющийся со стоящим на задних лапах львом. Хотя этот образ достаточно часто встречается на печатях и геммах греко-римского времени (весьма распространен, например, образ Геркулеса, борющегося с немейским львом), по-видимому, справедливо предположение Ядина, что в данном случае следует искать восточные источники (Гильгамеш, Самсон, ассирийские цари). Как бы то ни было, символика этой печати весьма показательна. К глиняному оттиску прикреплен конец веревки. На изображении другого оттиска, к которому также прикреплена веревка, использованы мотивы растительного мира, возможно, пальмовая ветвь (лулав) и мирт.
* * *
Таковы вещи, обнаруженные в искусственных тайниках пещеры. Все эти предметы во всей своей совокупности, в антураже темных и душных помещений труднодоступной пещеры, дают живое представление об обстановке последних дней жизни скрывавшихся там людей. Эти беглецы, над которыми простерлась тень неизбежной гибели от жажды и голода, не теряли тем не менее надежды на жизнь, но не желали ее сохранить ценой капитуляции перед осаждавшими пещеру римскими солдатами.
* * *
Когда работа экспедиции увенчалась столь блестящими результатами, ее участникам пришлось разрешить трудную задачу по эвакуации находок из пещеры. Ценные вещи, в том числе хрупкий стеклянный сервиз, нужно было уносить, спускаясь над пропастью по веревочной лестнице, карабкаясь по узкой тропинке отвесной скалы.
* * *
Тем не менее все вынесенные из пещеры предметы были благополучно доставлены в Иерусалимский музей и стали достоянием науки.
* * *
В своем первом фундаментальном исследовании вещей из Пещеры писем Ядин показал большое значение данных талмудической традиции, сохранившей описание многих предметов обихода и орудий. В ряде случаев эти описания помогают лучше понять назначение и характер найденных вещей. В свою очередь конкретные предметы придают описаниям живую плоть и кровь. Взаимодействие этих двух видов источников способствует плодотворному решению многих проблем.
Категория: Восточные Отцы IV века | Просмотров: 837 | Добавил: vsyvera | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]